проститутки в тюрьме
проститутки новороса

Тимур Батрутдинов, Демис Карибидис и Марина Кравец - Проститутка в номере – 28 просмотра, продолжительность: мин., нравится: 7. Смотреть бесплатно. Смотрите онлайн Проститутка в номере Тимур Батрутдинов, Демис.. 6 мин 37 с. Видео от 1 сентября в хорошем качестве, без регистрации в бесплатном.

Проститутки в тюрьме салоны индивидуалки

Проститутки в тюрьме

Советую Вам. индивидуалка нягань это

Бывают, естественно, и курьёзные случаи. Так, мама 1-го из заключённых из Норвегии привезла отпрыску ракетку для огромного тенниса. А когда её вернули обратно, дама чрезвычайно опешила, что в русском следственном изоляторе нет теннисного корта. Телефоны и девайсы Самый нужный продукт у арестантов — мобильные телефоны, сим-карты.

Стоимость чрезвычайно сильно зависит от жадности охраны, а также от строгости порядков. Ежели в колонии жёсткий контроль и пронести телефон тяжело, стоимость на него резко взлетает. Традиционно телефоны продают с пятикратной наценкой. Ежели охрана либеральная и алчная, то в колонии может даже случиться переизбыток девайсов.

В колониях можно заказать доставку ноутбука, а также игровой приставки, хотя крайние и запрещены как потенциальные азартные игры на средства. Так арестант сумеет разговаривать с подельниками и адвокатами в мессенджерах, звонить в всякую точку мира, получать и отправлять документы, фото и сообщения, делать валютные переводы. В камерах ценятся и остальные гаджеты: мобильные роутеры для интернет-связи, гарнитуры, зарядки.

Они нужны в тюремных "call-центрах": под видом служб сохранности банков арестанты обманывают наивных людей, воруя средства с их счетов, либо ведут каналы, где собирают пожертвования на электронные кошельки. Из экзотических девайсов можно заказать малогабаритную машинку для нанесения татуировок, а также особые наборы красителей. Ежели на воле таковой аппарат стоит — рублей, то с доставкой в камеру его стоимость взлетает в 10-ки раз.

Ходовым продуктом в следственных изоляторах и колониях являются наркотики. Значимая часть сидельцев в русских тюрьмах, по данным Института заморочек правоприменения , отбывает наказание по статьям, связанным с наркотиками ст. Логично, что на "отраву" есть спрос. По словам самих заключённых , стоимость запрещённых веществ зависит от того, как тяжело их доставить.

В неких колониях героин стоит дешевле, чем шприц, которым его будут колоть. К тому же, в отличие от массивного алкоголя, наркотики можно просто прятать и перевозить. Путёвка в такую камеру стоила около 1-го миллиона рублей. Дионисий Золотов. На стенке большой телек, рядом престижный пульт. Роскошный холодильник "Индезит" забит деликатесами. Кровати две совсем пустые застелены белым бельём. Кругом прекрасные полочки для удобства, — сказали тогда в столичной ОНК. Иная камера тоже не уступала по комфорту: новейшие матрасы и подушечки, ЖК-телевизор, большой холодильник, а основное — возможность беспрепятственно воспользоваться сотовой связью.

Всё это можно было приобрести у персонала. Правда, за таковой курорт сотрудники тюрьмы поплатились не лишь должностями, но и свободой. Осуждённый на 19 лет серьезного режима за убийство 12 человек, он по-настоящему наслаждался жизнью в амурской колонии. В конце года фото с Цеповязом в камере облетели весь Веб.

На их убийца лакомился икрой и крабами. Вприбавок к ВИП-камере у Цеповяза была и собственная пасека на местности колонии, где заключённый баловал себя шашлыками. Источники Лайфа поведали, что в неких колониях проверяющие находили раздельно стоящие дома, в которых коротали собственный срок ВИП-заключённые. ФСИН нещадно борется с таковыми "курортами". Сауны и адвокатессы по вызову "Элитные" заключённые могут дозволить для себя существенно больше. Так, во время одной из проверок колонии в Свердловской области, где отбывает летний срок осуждённый за взятки и вымогательство прошлый вице-мэр Екатеринбурга Виктор Контеев, нашлась сауна.

Вряд ли прошлый чиновник проводил там время в одиночестве. Не секрет, что в колонию можно заказать путану либо даже 2-ух. Даму лёгкого поведения может провести на местность персонал. Или употребляется ещё одна схема: несколько лет назад в Москве задержали проституток с удостоверениями адвокатов.

На этом основании они могли официально посещать зэков. Как опускают в тюрьме В дамских колониях не «опускают» и не насилуют От тюрьмы и сумы — не зарекайся. Это народная мудрость, с которой не поспоришь. О том, как зоны разламывают судьбы людей, издавна понятно.

Лишь в большинстве случаев разговор идет о мужчинах. А каково там женщинам? Конкретно этот вопросец интересовал нас, когда мы попробовали отыскать бывших зэчек. Говорить с нами согласилась лишь Ольга Серебрякова: «А давайте! Мне скрывать нечего». О том, как это вышло, Ольга говорит без охоты, стараясь не вдаваться в подробности.

В году Ольге был 31 год. Супруг, двое деток. Нельзя огласить, что семья была счастливая — супруг пил. Да не просто, а не выходил из запоя. Придирался к детям, избивал их, а я заступалась. Естественно, что всю злость он вымещал на мне. Бил жестоко, до полусмерти. В 30 лет у меня уже не было зубов, до сих пор болят суставы. Естественно, я писала заявления в милицию. Ему даже год условно дали. В конце концов мы развелись, но продолжали жить вкупе — несчастный квартирный вопросец.

В тот день он пришел домой как постоянно опьяненный. Опять придирки, драка. До сих пор осознать не могу, откуда у меня взялись силы: я его повалила на кровать и привязала веревкой за шейку к спинке. Не сильно, а чтоб он просто встать не мог, думаю, проспится — успокоится. Сама малышей в охапку и прочь из квартиры.

Когда мы возвратились через несколько часов, он был уже мертв. Он фактически посиживал на полу, веревка врезалась в шейку — пробовал встать. Меня обвинили в предумышленном убийстве и прямо из зала суда выслали в СИЗО.

Там Ольгу продержали около месяца. Она говорит, что это было самое ужасное и тяжелое. В камере, рассчитанной на 14 человек, находилось 1-ое время приходилось спать на полу, на старом матрасе — не хватало мест. А вот отношение надзирателей вправду ужасное. Мы, осужденные, для их не люди. Как лишь попадаешь в СИЗО, становишься просто безликой массой. Спустя месяц Ольга пошла по шагу.

Посиживать ей предстояло в самарской колонии. До места добирались недельку, ехали в «столыпинском» вагоне, который прицепляли к пассажирскому поезду. Сам вагон поделен на несколько камер-купе, меж которыми железные перегородки. Заместо дверей — сетка. Окна лишь по одной стороне. При этом не тогда, когда попросишься, а когда уже орать начинаешь.

Приходилось вытерпеть до боли, до слез. Тогда могли сжалиться и вывести. Некие дамы, у которых это не 1-ая ходка, с собой брали полиэтиленовые пакеты, в которые и «ходили», а позже выбрасывали. Опосля распределения Ольга попала на так именуемую промзону, где шили камуфляжные костюмчики для военных, милиции.

Проработав там несколько месяцев, она оказалась в столовой. Это числилось чрезвычайно неплохим местом. Поначалу Ольга мыла посуду, а позже резала хлеб. Вообщем заработок заключенного делится на четыре. И 4-ая часть — это доход, ежели можно так огласить, осужденного, остальное идет колонии.

Так, в крайнее время я зарабатывала 64 рубля в месяц. Забегая вперед скажем, что за 3 года Ольга получила чуток больше пятисот рублей — не хватило даже на дорогу домой. В Ольгином отряде насчитывалось 80 человек. Всего же в колонии было порядка полутора тыщ заключенных. С «малолетки» переводили летних, была и летняя бабушка, которая посиживала за убийство.

В крайнее время стали привозить дам, нездоровых СПИДом. Их селили в особом бараке, раздельно кормили. Вообщем пища — особенная тема на зоне. Вроде, и подкармливают, но заключенные повсевременно испытывали чувство голода. Естественно, что в столовой процветало воровство. Заключенные тянули практически все: мясо, сахар, крупу. Естественно, что рано либо поздно воришек ловили и наказывали.

По словам Ольги, в 1-ое время кормили их отвратительно. Основное блюдо — перловка с мясом. Но это нереально было есть. Либо перловка пропала, либо мясо давали протухшее, не знаю » А в крайнее два года стали более-менее приемлимо подкармливать. На обед — 1-ое, 2-ое, компот. Нездоровым туберкулезники, диабетчики раз в недельку давали по стакану молока, вареному яичку. Так, чрезвычайно нередко поджаривали хлеб. Но не просто так, а по специальному рецепту. В воде разводится мало сахара, добавляется сода.

В этот сироп окунали хлеб и поджаривали на подсолнечном масле. Гренки выходили пышноватые, мягенькие. А на празднички, Новейший год, к примеру, делали торты. Темный хлеб резали вдоль — выходили коржики, которые промазывали либо сгущенным молоком, либо разведенным сухим напитком «Юпи», к примеру. Это чрезвычайно вкусно. Большая часть дам из нашего отряда отбывали сроки за распространение, перевозку, употребление наркотиков, — говорит Ольга.

А вот позорных статей, как в мужских колониях за изнасилование, к примеру не было. Не уважали лишь воровок, поэтому что они могли украсть и у собственных. И воровали, кстати. Естественно, здесь же начиналась драка, выяснение отношений: вцепятся друг другу в волосы, лица расцарапают. Нередко устраивали ссоры лесбиянки. Таковых у нас в отряде хватало. Но на зоне они совершенно остальные, ежели в обыкновенной жизни. Дама, которая взяла на себя роль мужчины, на зоне именуется кобла либо кобёл. Его ее?

Но для их это было оскорбительно. Так вот коблы брали для себя мужские имена, кратко стриглись, старались говорить басом. Вообщем, они преобразовывались в мужчин: изменялась походка, даже черты лица становились грубее. Естественно, что и роли у таковых парочек были строго распределены.

Неувязка коблы — достать либо приобрести чай, какие-то продукты. А вот его ее? Никаких ухаживаний, как это происходит меж мужчиной и дамой не было. Все сдержанно и сухо. Кстати, никого там не насиловали, не заставляли заниматься сексом. Все происходило по обоюдному согласию. В колонии была еще одна неувязка — одежда. Ежели мужчинам выдают робы, то дамы прогуливаются в том, в чем их забрали. Лишь в зимнюю пору выдавали телогрейки и кирзовые сапоги.

Выдавали и нижнее белье: одни трусы на год. Сами подступали к тем, кто побогаче и давали постирать, что-нибудь приготовить. Расплачивались с ними сигаретами кстати, на 1-го человека в месяц полагалось всего 8 пачек , чаем, поношенным бельем. Естественно, что никаких гигиенических принадлежностей нам не выдавали. Приходилось самим решать эти проблемы: в ход шли старенькые юбки, платьица.

Иерархия в дамских тюрьмах. Как посиживают на женской зоне? Короткое содержание: Уклад жизни в дамских тюрьмах и колониях достаточно сильно различается от того, что существует мужских. В их нет точных понятий, представления о том, что разрешено, а что запрещено, сильно разнятся, да и вся система отношений смотрится по другому.

Иерархическая структура в дамских тюрьмах и зонах не таковая непростая и твердая, как мужских, но все таки она существует. Иерархия в дамских тюрьмах и лагерях Почаще всего главной в камере является более знатная и долго находящаяся в лагере дама. Но первоходки посиживают раздельно от других зэчек.

Как и в мужских зонах, старшую, как правило, назначают с одобрения начальства и она является связывающим звеном меж администрацией и арестантками. Фактически, на этом вся иерархия в современных дамских тюрьмах и колониях и завершается. Другие подчиняются старшей, которая смотрит за тем, чтоб в камере соблюдался порядок, не нарушался график уборок, и пресекает в особенности бурные проявления эмоций, будь то скандалы опытнейших зэчек, либо рыдания новой, в первый раз преступившей порог камеры.

В основном же, дамские колонии напоминают огромные дамские общежития. Дамские разборки почаще всего завершаются выяснением отношений на завышенных тонах. Естественно, время от времени случаются и драки и коллективные избиения виновной на чувствах, но это быстрее исключение, чем правило. Но в дамских лагерях русских времен свои понятия, своя иерархия и свои отверженные все-же были. Понятия, подобные понятиям в мужских лагерях, возникли вкупе с ними в е годы и практически на сто процентов пропали опосля реформы х годов.

В женской колонии были и свои блатные, и свои черти, и свои опущенные. Блатные зэчки-воровайки — проф преступницы существовали в дамских колониях также, как и в мужских. Но их положение в лагере сильно различалось от положения блатных в мужских лагерях.

В мужских колониях блатным нельзя делать общественную работу и вообщем работать, это для их считается унизительным. Проф правонарушитель по понятиям работать не может. У дам же по отношению к труду позиция была постоянно наиболее нейтральная. На данный момент, в отличие от русских времен, воровки особенным уважением не пользуются, быстрее напротив, некие бывшие дамы заключенные вспоминают, что в их колониях воровок не чрезвычайно обожали и считали, что они могли украсть у собственных.

К активистам же в русских тюрьмах могло быть двоякое отношение. Ежели мужские колонии до сих пор делятся на красноватые, где управляет администрация, и темные, где власть принадлежит блатным авторитетам, то в дамских колониях такового не встречалось. В мужской темной колонии активистов чрезвычайно не обожают, в дамских же колониях работать на должностях особо зазорным не числилась, ежели лишь это не было соединено со стукачеством либо иным вредом, причиняемым коллективу зэчек. В дамских зонах СССР мыло было ценной валютой, вровень с сигаретами и чаем.

Грибов и горохов употребляли по мере способности в различных ситуациях по-разному. Они занимались некий вспомогательной работой, обслуживали, к примеру, убирали, мыли и чистили туалеты и так дальше. За это они получали защиту, сигареты, кофе и чай, а в неких колонии за это их могли просто не бить.

Были в русских дамских колониях и опущенные. К примеру, к категории опущенных относили тех, кто на воле занимался оральным и анальным сексом. Ежели неопытная первоходка имела тупость разболтать сокамернице этот факт собственной биографии, то ей было обеспечено брезгливое отношение и полный бойкот.

Ее не пускали за один стол с собой, не делились присланными с воли продуктами и всячески избегали. Но по-настоящему отверженными в дамских зонах становились детоубийцы, к ним относились также, как в мужских колониях к совратителям молодых и насильникам. Они были самой низшей кастой, самыми презираемыми людьми. Убивали в дамских зонах очень изредка, но цепь изощрённых издевательств, избиений и унижений была способна довести детоубийцу до пробы наложить на себя руки. К детоубийцам и в современных дамских зонах, по-прежнему, отношение самое негативное.

Ритуал «опускания» в дамских тюрьмах тоже имел место. Такую даму, сговорившись заблаговременно, ловили всей камерой, прижав в углу, который плохо просматривается из глазка, затыкали рот и брили налысо. Так как та вырывалась, то голова у нее оказывалась в порезах. Даже ежели надзиратели замечали возню в камере и пресекали экзекуцию, на голове у дамы все равно оставалась одна либо две дорожки. В неких зонах, опосля того, как виновную побрили, все жительницы камеры по очереди справляли на нее малую нужду.

От лагеря к лагерю этот обряд сильно различался. Время от времени зэчки устраивали сокамернице изощренные издевательства, макали головой в унитаз, либо обмакивали туда зубную щетку, опосля чего же заставляли чистить ею зубы. Но статус опущенной в дамских колониях никак не был связан с гомосексуальностью.

Лесбийские дела Гомосексуальные связи в дамских зонах и тюрьмах, в отличие от мужских тюрем и лагерей, никогда не числились кое-чем, что роняет достоинство одной из зэчек. В мужской колонии гомосексуальность это самая тяжкая провинность, заключенные вступающие в интимную связь в пассивной роли, это люди даже не второго, а 5-ого сорта.

Их всячески игнорируют, с ними нельзя есть, пить, разделять с ними что-либо. В женской колонии такового нет, жаждущие близости одинокие дамы делают пары и окружающие к этому относятся полностью не положительно и не отрицательно. Лесбийские пары в местах лишения свободы бывают 2-ух видов. Одна категория именуется «половинки». В таковой категории обе девушки смотрятся и ведут себя полностью по-женски, часто это первоходки, которым просто стало одиноко и захотелось тепла и близости.

Эти дела больше напоминают дружбу с романтичным подтекстом. 2-ая категория отношений возникает меж так именуемыми «коблом» и «ковырялкой». Коблом именуют зечку, которая фактически лишилась дамских черт, и голосом, и манерами, и фигурой она похожа на мужчину, да так, что другой раз и не отличишь. Такие коблы, оказавшись в камере, начинают находить для себя пару. Завоевав партнершу, они ведут себя полностью по-мужски, защищают свою подружку, ревнуют ее, стараются баловать, а время от времени и показывают реальный деспотизм.

Естественно, что и роли у таковых парочек строго распределены.

Извиняюсь, проститутки мск азиатки нужные слова

И, само собой, есть роскошные номера, никак не ужаснее гостиничных, а в кое-чем лучше; для тех, кто способен щедро башлять. Здесь ко всем удобствам добавляется микроволновка, кофемашина, изящная посуда, да и сама комната - просто большущая. 5 «звезд». Хоть Евгению Васильеву в таковой номер сажай. Романтичная женщина стала супругой сходу пары заключенных Проститутки-кулинарки Ранее на долгие свидания пропускали лишь родственников и жен. Сейчас - и гражданских жен.

Необходимо лишь справку из ЖЭКа, что данная дама жила с данным мужчиной в одной квартире, они «вели общее хозяйство» и свидетельские показания о этом 2-ух соседей. Сами осознаете, что братва под видом таковых вот «гражданских жен» поставляет сидельцам проституток.

А все эти справки покупаются, естественно, просто и просто за сущие копейки. Как говорил мне один сотрудник, «такие гражданские супруги приезжают, что клейма негде ставить. Но мы должны их пропускать, раз таковы новейшие правила».

Вообщем, осужденные стараются заказывать не просто проституток, которые лишь одним максимум 3-мя местами работать могут, а таковых, чтобы еще готовили отлично. Уж чрезвычайно приедается казенная пища, а в общежитие есть все способности, чтоб готовить домашнюю еду. Естественно, путаны за таковой экстрим - делать свои древние обязанности с зэком, да за колющимся забором - берут по тройной стоимости. Но ежели у зэка есть на воле те, кто может для себя дозволить «греть» его, то дамским обществом он обеспечен будет.

Романтичная женщина стала супругой сходу пары заключенных Проф заочницы Не так издавна, всего-то несколько лет назад, в Рф возникла таковая порода, как проф заочницы. Вот не очень радостный рассказ о одной таковой особе. Катя - романтична юная женщина из провинциальной деревушки. Как-то раз, ей попалось на глаза объявление в газете. Юный заключенный писал о том, что отбывает свое наказание, и посиживать ему оставалось два года. Но, не глядя ни на что, у него восхитительная узкая и ранимая натура.

И охото ему повстречать свою любовь - одну-единственную. Говорил, что довелось ему узнать истинной любви, но чрезвычайно охото иметь нормальную семью и деток. Проще говоря, нес првычную для осужденных пургу, которой они привлекают наивных прелестниц. По наивности собственной, Екатерина написала этому юному человеку. Долго не затягивая, зэк предложил девушке расписаться.

Прямо там, в тюрьме. Екатерина согласилась. Вот так они и стали мужем, да супругой. Катенька стала при езжать к супругу на долгие свидания. На которых, у их случался бурный секс. И все было непревзойденно, Катя уже строила планы на рождение деток. До того дня, пока не настал долгожданный день освобождения возлюбленного. Освободившись из заключения, мужчина не стал нагружать себя спружескими обязательствами и скоро развелся с дожидавшейся его юный супругой.

Катя мачалась, убивалась и долго рыдала. Спустя некое время, Кате позвонил незнакомец. Она взяла трубку, выслушал и сильно опешила. Ей позвонил заключенный, тот был в одном отряде с ее несостоявшимся мужем. И он предложил Притворяться не было смымла и он прямо заявил, что нужна ему Катя лишь для долгих свиданий. Но зато, она получит очень приличную сумму в валюте.

Катя возмутилась и отказала ему. Тем наиболее что безбедные заключённые полностью легально могут пользоваться официальными сервисами. К примеру, в "Матросской Тишине" в спецблок можно даже заказать одежду либо пищу из магазина. Причём набор блюд не уступает элитному меню не плохих ресторанов — от стейка из сёмги до гуся с яблоками. Но куда наиболее строго дело обстоит с алкоголем. Официально заказать бутылочку не получится даже на праздничек. Тут на выручку сидельцам приходит чёрный рынок товаров.

Почаще всего алкоголь носит персонал тюрем и колоний. Стоимость бутылки водки доходит до 2-ух тыщ рублей с учётом доставки. И это очень нужная услуга. На Новейший год либо юбилей можно заказать не плохое шампанское. Бутылка у него наиболее массивная, упрятать её тяжело, потому наценка может быть пятикратной. Рядовой коньяк обойдётся дороже — практически в 5 тыщ рублей за пол-литра при стоимости в магазинах — рублей.

Источник Лайфа в силовых ведомствах сказал, что во время обысков у арестантов находили виски летней выдержки и элитные кубинские сигары. В "Матросской Тишине" он разделял камеру с бывшим замглавы Федерального агентства специального строительства Спецстрой Александром Буряковым и директором компании "Т плюс" Борисом Вайнзихером.

Крайний, пользуясь тем, что курение табака не запрещено, устроил реальный сигарный клуб. По вторникам и четвергам он угощал сидельцев возлюбленными сигарами Фиделя Кастро, целая коробка которых досталась ему от бывшего жителя примыкающей камеры Сергея Полонского. За шмот Ежели в колониях заключённых переодевают в тюремные робы, то в следственных изоляторах арестанты могут дозволить для себя находиться в хоть какой комфортной одежде — хоть в спортивном, хоть в классическом костюмчике.

Ежели есть средства, и в колонии можно смотреться с иголочки. Оперативники уже находили у заключённых гардеробы с марочной гражданской одеждой — спортивными костюмчиками "Армани" и куртками стоимостью в 10-ки тыщ рублей. В колонию можно заказать тренажёр либо спортинвентарь. Бывают, естественно, и курьёзные случаи. Так, мама 1-го из заключённых из Норвегии привезла отпрыску ракетку для огромного тенниса.

А когда её вернули обратно, дама чрезвычайно опешила, что в русском следственном изоляторе нет теннисного корта. Телефоны и девайсы Самый нужный продукт у арестантов — мобильные телефоны, сим-карты. Стоимость чрезвычайно сильно зависит от жадности охраны, а также от строгости порядков. Ежели в колонии жёсткий контроль и пронести телефон тяжело, стоимость на него резко взлетает.

Традиционно телефоны продают с пятикратной наценкой. Ежели охрана либеральная и алчная, то в колонии может даже случиться переизбыток девайсов. В колониях можно заказать доставку ноутбука, а также игровой приставки, хотя крайние и запрещены как потенциальные азартные игры на средства. Так арестант сумеет разговаривать с подельниками и адвокатами в мессенджерах, звонить в всякую точку мира, получать и отправлять документы, фото и сообщения, делать валютные переводы.

В камерах ценятся и остальные гаджеты: мобильные роутеры для интернет-связи, гарнитуры, зарядки. Они нужны в тюремных "call-центрах": под видом служб сохранности банков арестанты обманывают наивных людей, воруя средства с их счетов, либо ведут каналы, где собирают пожертвования на электронные кошельки.

Из экзотических девайсов можно заказать малогабаритную машинку для нанесения татуировок, а также особые наборы красителей. Ежели на воле таковой аппарат стоит — рублей, то с доставкой в камеру его стоимость взлетает в 10-ки раз. Ходовым продуктом в следственных изоляторах и колониях являются наркотики. Значимая часть сидельцев в русских тюрьмах, по данным Института заморочек правоприменения , отбывает наказание по статьям, связанным с наркотиками ст.

Логично, что на "отраву" есть спрос. По словам самих заключённых , стоимость запрещённых веществ зависит от того, как тяжело их доставить. В неких колониях героин стоит дешевле, чем шприц, которым его будут колоть. К тому же, в отличие от массивного алкоголя, наркотики можно просто прятать и перевозить. Путёвка в такую камеру стоила около 1-го миллиона рублей. Дионисий Золотов.

В тюрьме проститутки трахнул шлюху прямо

Как зеки спят с девушками на зоне

В женской зоне и тюрьме для их «постоялиц» особенно важно соблюсти физическую чистоту, что не так просто в сравнении с условиями на воле. Конечно, проститутки за такой экстрим - выполнять свои древнейшие обязанности с зэком, да за колючим забором - берут по тройной цене.  Прямо там, в тюрьме. Екатерина согласилась. Вот так они и стали мужем, да женой. Полизуха на зоне рассказ. Рассказ опущенного в тюрьме. Как опускают в тюрьме. В женских колониях не «опускают» и не насилуют. От тюрьмы и сумы – не зарекайся.