похождения чистокровной шлюхи
проститутки новороса

Тимур Батрутдинов, Демис Карибидис и Марина Кравец - Проститутка в номере – 28 просмотра, продолжительность: мин., нравится: 7. Смотреть бесплатно. Смотрите онлайн Проститутка в номере Тимур Батрутдинов, Демис.. 6 мин 37 с. Видео от 1 сентября в хорошем качестве, без регистрации в бесплатном.

Похождения чистокровной шлюхи индивидуалки южное бутово с выездом

Похождения чистокровной шлюхи

Мысль да, vip проститутки в алматы допускаете ошибку

Люди нередко изменялись. Мне удалось занять место на задних рядах, и я потихоньку дремал, уткнувшись в свою сумку. Мне никто не мешал. Пока на одной из остановок рядом не брякнулся кто-то резкий и твердый. Он с размаху приземлился на примыкающее сидения, так что вся моя дрема соскочила разом. Это был юноша кавказской либо цыганской наружности, лет 30. Одет не глядя на лето был во все темное.

Даже на ногах были лаковые запылённые ботинки с наточенными носами. Он зыркал на меня, пристально осматривая. В общем, он мне сходу не приглянулся. Поначалу разбудил. Сейчас базарил и пялился. Я пробовал отвернуться от него и глядеть в окно. Но он не унимался и стал задавать мне всякие вопросцы. Куда пищу, откуда. Сколько лет. Кто предки. Я скупо и односложно отвечал, надеясь, что вот-вот на данный момент он от меня отстанет. Но он не отставал.

Напротив, когда вызнал, что пищу в институт, развел волынку, что все это образование лишь утрата времени, и что прямо на данный момент юноша вроде меня может заколачивать по три тыщи в день и за год приобрести для себя все что желает. Так это у нас. Мы же - житница! Это как Клондайк, но лишь золото уже издавна кончилось, а сбор каждый год новейший вырастает. Там лишь на субсидиях можно озолотиться. А ежели хозяйству отлично, так и работникам офигенно.

Такие средства заколачивают, мать дорогая! Чё, парень, не хочешь поработать? Я пробубнил что-то в том духе, что избрал для себя вычислительные технологии и на сельское хозяйство за свою жизнь до тошноты насмотрелся в собственных Овощах. Он гоготнул, и вроде бы отстал. Воткнулся в телефон и с кем-то активно переписывался, - неизменные "дзынь-дзынь" от его телефона, поставленного на полную громкость, утомили меня ещё больше, чем его дискуссии.

В автобусе было горячо, я смотрел на проплывающие мимо разноцветные поля с работающими на их людьми-муравьями и на уровне мыслей прощался с сиим навсегда. В моих ближайших планах было получить специальность программера, научиться, отыскать работу и уехать в Москву либо куда подальше. Мне грезилась совершенно иная жизнь, чуток ли не в Силиконовой равнине, посреди стартапщиков и их подруг, прыгающих в бассейн вкупе с коктейлями.

До мечты было всего-то ничего. Сзади осталась Светка, мама с младшей сестрой, отец, появляющийся лишь в день рождения уже опьяненный, и родной поселок с говорящим заглавием. Убаюканный мерным качанием автобуса и жарой я снова закимарил. Очнулся я от того, что автобус стоял. Мотор был заглушен, а водительское место пустовало.

Двери были раскрыты настежь и часть народа вышло под тенек придорожных тополей. Мы стояли в каком-то городе на остановке. Соседа моего тоже не было. Я с облегчением пошевелил мозгами, что он сошел либо пересел. Кое-чем он меня смущал и тревожил, но я никак не мог осознать причину собственного ужаса. В конце концов, шофер возвратился, бибикнул, призывая всех пассажиров обратно. Люд быстренько занял свои места. К моему разочарованию мой сосед цыган-кавказец тоже возвратился, вбежал в последнюю минутку, держа в руках две открытые бутылки пива.

Одну из их он с ходу сунул мне: — На, держи малец. Нужно отметить начало самостоятельной жизни! Я желал было отрешиться. Но он произнес два свещенных слова: "самостоятельная жизнь", и я как человек сейчас взрослый и независящий вправду мог для себя дозволить отметить данное эпохальное событие.

Все же отъезд из родного дома, начало учебы. В общем, я с благодарностью принял эту бутылку пива, и мы чокнулись горлышками. Пиво было невкусным, теплым, отдавало некий горечью. Но юноша активно балагурил, опять и опять поднимая тосты.

Опосля каждого мне приходилось понемногу отпивать эту невкусную бурду. Хоть оно было и некрепкое, я вдруг ощутил, что меня развозит как опосля неплохой порции водки. В один момент мое сознание помутилось, руки и ноги ослабели и онемели и крайнее, что я запомнил это как сосед подхватывает из моих слабеющих рук недопитую бутылку пива со словами: — Э, брат, как тебя развезло с бутылки пива!

Просыпание моё было томным. Голова страшно болела. Во рту стоял передаваемый смрад. А основное - я не мог осознать, где я нахожусь. Очнулся я в черной комнате, на двухярусной кровати, кругом, в темноте угадывались еще ряды таковых же кроватей. В комнате стоял тяжкий смрад и храп огромного числа людей.

На общагу это было ну никак не похоже - там обещали комнаты по двое. Я терялся в догадках. Мне хотелось в туалет, и я тихонько стал сползать с кровати. Ноги тряслись как опосля попойки и не держали. Я двигался на освещенный квадрат двери и скоро выполз в коридор. Было похоже на недостроенный дом - голые стенки со штукатуркой, бетонные полы, лампочки на темных проводах без цоколей. Никого не было. Я пополз по коридору в поисках туалета. Хотя, ежели честно, я к сырам флегмантична. Ем, естественно, но не понимаю, чего же все так над ними плещутся.

Этот, скажем, вонючий бри, во Франции, так ведь дышать нереально, таковая вонь. Мы когда с Витюшей туда ездили, так я просила такое не заказывать. Вино, естественно, у их шикарное и кругом, но сыры Лишь что пармезан, разве что.

Остальное не для меня. Все же мы росли на Русском и Русском, потому козьи мягенькие сыры нам как протухшая простокваша. Галь, ну ведь так, согласись! Нужно огласить, что упомянутый "Витюша", это был областной прокурор, а сидевшая перед Галей Людмила, соответственно, его супругой.

Высочайшая гостья и страшная. В том плане, что ежели не угодить, то не много не покажется, не самой Гале, ни её супругу, мутному предпринимателю с делишками по всей области. Потому с таковыми ценными гостями нужно дружить, и запоздалая информация о сырах в данной нам связи вызвала тревогу и досаду.

Нужно лучше готовится к приему таковых гостей. Галина решила поменять тему. Пошел уже 3-ий бокал, и она лицезрела, что Людмила уже "согрелась" и "размягчилась". На веранде, где они посиживали за шикарно накрытым столом в ожидании собственных парней, убывших на охоту, было тепло от дневного солнца, но осенний ветерок все же давал о для себя знать, и они кутались в пледы.

Вид на реку и уходившие за горизонт поля был необыкновенный. Опосля пары бокалов Людмила скинула плед и даже незначительно развалилась на плетеном кресле, выставляя свои ровненькие холеные ноги. Пора было перебегать к основной програмке. Галина чуток помолчала и вроде бы как невзначай заметила: — Отлично. Но я еще люблю вот так посидеть с бокалом опосля массажа!

Молвят, принцесса Диана была поклонница массажа, чуток ли не каждый день на него прогуливалась. Мужчина — это лучше всего! Там и бассейн, и уход, и массаж. Ежели, к примеру захочешь, то везде помассируют! Некий сторонний мужчина к для тебя туда лезет Это совершенно другое. К тому же, дамы там опосля процедур, в масках для лица, работник и не знает кто перед ним. Так что всё анонимно. Ежели не против — сделают массаж везде. Не хочешь, будет как традиционно. Ты же никогда не пробовала массаж интимной зоны?

Супруг что, помнет минуту, потычется в одну точку, а позже к своим делам скорее перебегает. А здесь тебя полчаса гладят, трут, разминают. Так и опосля этого массажа чувства. Чувства стают свежайшими, сильными. Ну это может лишь у меня.

В общем, я отыскала для себя салон по душе. Мне кажется, некие лишь у него и кончают. Это не секс, это лучше. Там все лишь для тебя и все внимание лишь для тебя. И ты точно знаешь, что никто к для тебя не полезет. Все безопасно. Это же постыдно.

Я перед мужем то особо стараюсь не светить. Тем наиболее на данный момент, когда сама видишь, 2-ой подбородок какой отъела. Да и бока висят. То ли от процедур, то ли от того, что меня к жизни вернули, омолодили. Да и с мужем у нас сейчас всё стало куда веселее. Он даже спрашивал не завела ли я любовника, таковая стала активная. Как хочешь. Опосля такового массажа внизу так жарко и заполнено кровью, что ты как зажигалка становишься, для тебя охото как в молодости, еще и еще.

Ну ты понимаешь. Дожимать на данный момент было небезопасно и Галина перевела разговор на другую тему. Наживка была закинута, а подсекать улов было преждевременно. Я слышал о таковых, но не представлял, что сам окажусь жертвой событий. Я было успокоился и решил, что дождусь с утра "начальника" и все ему объясню.

Тем наиболее, что у него же, мне произнесли, были все мои документы и вещи. Опосля завтрака овсянкой с бутербродами и вареными яичками бомжеватого вида потрёпанные мужчины, которых здесь жило человек пятнадцать стали собираться во дворе, ожидая отправки на работу. Сторож, чернявый юноша, повсевременно жующий жвачку и тупящий в телефон, выслушав мои просьбы кому-то набрал и спросил "что делать с новеньким".

Что сказать? Отлично, передам. Так, паренек, дела такие, тебя сюда сдал рекрутёр, произнес, что ты хочешь подзаработать на моркови. Он получил за это средства. Потому мне велено для тебя передать, что ты должен минимум эти средства отработать.

А это минимум неделька на работе. Отработаешь и гуляй! В глубине души я выдохнул - не нужно было ни с кем ссорится, рисковать. Гад подпоил меня и заработал по-быстрому. Всего неделька и я мог возвратиться к собственной обыкновенной жизни. Всё оказалось не таковым уж страшным. А на данный момент бегом на автобус, уже уезжают все! Делать было нечего, я как был, в собственной одежде, в которой ехал в институт, заскочил в автобус, ожидающий перед домом.

Мужчины приветствовали меня одобрительными возгласами. На поле все ползали как сонные мухи, я же напротив, старался, бегал, таскал мешки. В надежде, что это поможет мне скорее отработать долг. Работа была обычная и знакомая, но томная. К вечеру с непривычки у меня всё болело и опосля ужина в ожидании Сыча я прилёг на кровать и одномоментно забылся до утра.

Никакого Сыча я не дождался. Так длилось всю недельку. Я работал и спал. Сыч все не возникал, или магическим образом исчезал до моего возвращения. Эти "завтраки" мне в конец надоели и в одно красивое утро я отказался выходить на работу и востребовал встречи с тем, кто может мне что-то огласить вразумительное.

Сторож, то был уже иной юноша, куда-то звонил несколько раз, спрашивал, что со мной делать, позже отдал приказ ожидать. Я слонялся по местности и недостойному дому. Было удивительно без телефона и без работы, которая уже вошла в привычку за эту недельку. Ничего не делать, никуда не ехать. Просто быть. К полудню, на улице случилось оживление и в ограду вошла процессия из пары людей. Впереди шла высочайшая прикинутая моложавая взрослая дама, за ней - несколько мужчин, схожих на сторожей.

Меня позвали через несколько минут. На втором этаже, в данной комнате я ни разу не был: она была на сто процентов отремонтирована и обставлена неплохой мебелью. За стом посиживала та самая дама, у входа стоял один из её мужчин. Ты кто и почему не хочешь работать? Я поновой стал говорить ей как ехал в шарагу, как меня опоили и сдали к ним в "дом", что я всё отработал и желаю покинуть их непременно красивое место. Мы за тебя пятнашку заплатили.

А ты 5 дней, ну по триста рублей, минус пища. Да для тебя нужно месяц пахать, чтоб рассчитаться. Вот и найдите, и заберите их у того, кто вас обманул! Я для вас ничего недолжен! Пустите меня! Дайте я позвоню маме, она соберет и всё даст за меня, сколько вы попросите!

В этот момент до меня стал доходить весь кошмар ситуации - они не могли меня выпустить так как боялись, что я на их заявлю! А это значило, что живым мне отсюда не выйти! Как-то сами собой у меня от данной для нас мысли потекли слёзы. Я судорожно глотал их и шмыгал носом не в силах произнести ничего больше от ужаса и кошмара понимания собственного положения.

Видя моё состояние дама чуток смягчилась. Неуж-то для тебя тут так плохо? Работа, пища, скоро средства выплатят. А как сезон закончится, иди на все четыре стороны. Меня выгонят за неявку! За годик накопишь! Я не желаю тут!

Пустите меня пожалуйста! Ежели бы я всех жалела, мне пришлось бы самой эту морковку собирать. Здесь либо ты, либо тебя. Пошел вон, и чтоб больше я о для тебя до зимы не слышала, а то от твоей смазливой мордочки остается один голубий шар. Мои ребята тебя так отделают, что своё имя забудешь. Ты меня сообразил, щенок?

Я глотал слёзы от кошмара и беспросветности ситуации. Еще в летнюю пору я был независящей вольной личностью, и вот оказался в рабстве без всякой надежды на освобождение! Сторож схватил меня за шкирку и выставил из комнаты. Меня колотило, я упал на кровать и забылся, продолжая рыдать даже во сне. Среди обыденного дамского трёпа она как бы вскользь попросила у неё контакты «того СПА-центра, который она ей так рекламировала». Галя отдала телефон подходящего человека и сбросила Людмиле адресок.

В салоне уже все были предупреждены о "высокой гостье". Оставалось лишь ожидать. Иметь компромат на супругу прокурора было неплохой страховкой от различных бед. Вообщем, когда она выдумала и предложила собственному супругу эту идею со СПА "с продолжением" он не сходу оценил идею. Но кроме конкретно прибыли от самого дела, этот салон мог отдать им неиссякаемый источник компромата на деловых людей и чиновников области.

Галина взяла компанию в свои руки. Они решили, что не будут создавать обыденный бордель на парней, тем наиболее что таковых было много и сиим никого не удивишь. Галя настояла, чтоб это СПА был лишь для дам. Все же доброе имя дамы оберегали куда тщательнее, чем их мужья. К тому же у неё были свои чисто личные мотивы. У их уже был в принадлежности маленькой санаторий, переделанный под загородную гостиницу.

Вот в ней, на первом этаже Галина и задумала собственный центр наслаждения для дам. Целый год ушел на ремонт и оборудование. Закупались всякие бочки и купели, лейки, тропические насадки, строились сауны и бассейны, завозились различные камешки для отделки, приходилось поновой прокладывать всю электрику и сантехнику, так как старенькые коммуникации не могли потянуть таковой размер, которые требовало всё это импортное великолепие, завозимое с различных концов Европы.

Все же со времён римских бань, европейцы знали толк в умасливании собственных жирных тел. Их семейное хранилище налички приметно опустело за время стройки, а приглашенные столичные дизайнеры и отделочники не лишь всё это время жили на полном пансионе, но и увезли с собой впечатляющие премиальные.

У Галины при работа было лишь одно условие - никаких чеков! Потому прорабы брали намного дороже, но, как и что там позже проводилось "хозяйку" уже не волновало. Когда она пробовала прикинуть общие издержки на эту затею, у неё сходу начиналась мигрень, и она скорее кидала это занятие.

Супруг, вообщем, был не против. Неучтенная «черная» наличка уже торчала у их из всех щелей и то, что супруга смогла тихо и без следов вложить мало в дело, которое будет приносить полностью официальный доход им даже приветствовалось.

Когда тот интересовался проектом, Галина отвечала уклончиво и общих чертах: "СПА, бассейн, массаж, ничего необычного". У неё же в голове задумка расширить сервисы была вначале и в проекте был заложен не лишь блок самих физиопроцедур, банный комплекс, но и несколько милых и комфортных гостевых номеров, оборудованных кушетками для массажа, различными пуфиками и креслами, а также крепкими столами и царскими кроватями.

Каждый номер был отделан в своём стиле и имел два входа - со служебной зоны и из самого СПА. Ну и небольшой секрет каждого сьюта был в качественной аудио-видеосъемке хоть какого уголка, даже ванной. Галина позаботилась, чтоб съемка велась и в инфракрасном режиме, на вариант выключенного света.

И это был предмет её главной гордости, тайна всей ее жизни. Что стоило лишь установить всё так, чтоб это было нереально либо чрезвычайно тяжело найти. В ход отправь и зеркала, просвечивающие, с одной стороны, и картины на стенках, всякие украшательства, розетки, лепнина, статуэтки, хитрые карнизы и другое.

В итоге, даже сама хозяйка могла часами находить камеры, ежели задавалась таковой целью, и не отыскать их. Всё было изготовлено отлично и стоило чрезвычайно недешево. о данной нам системе ни знал никто не считая неё и тех, кто её устанавливал. Но они тоже были издалека и уехали быстро и насовсем. Сигнал выводился сходу в аппаратную, куда имела доступ лишь сама Галина.

Видео писалось в закольцованном режиме, работали датчики движения и через месяц самые старенькые заменялись на новейшие. Этого по мнению хозяйки было полностью довольно чтоб отыскать подходящий файл и сохранить для предстоящей работы. В мечтах Галины было иметь компромат на почти всех дам собственного городка, чтоб применять его на благо собственной семьи. Да и, честно говоря, поглядеть она тоже обожала.

А поглядеть там было на что. Естественно, поначалу место было неизвестное и Галине пришлось издержать ещё не одну пачку пятитысячных, чтоб раскрутить своё детище. Повсевременно также были трудности с персоналом. Все же в их Мухосранске отыскать обычных профессионалов по СПА нереально. Приходилось отбирать, вывозить, учить, шантажировать поставщиков оборудования, чтоб учили они.

В общем, по частицам собиралась команда. За основным своим скрытый орудием она ездила аж в Луганск. Дядька гремел на всю округу, а дамы выстраивались к нему в километровую очередь. Что он там с ними делал, мужчина робко умалчивал, хитро щурясь в усы, и ехать никуда не желал. Обещание отпустить через 3 месяца и солидная сумма премиальных уверили его на долгосрочную командировку и под вой и проклятия местных раздроченных им клиенток мужчина отбыл совместно с Галиной в её края.

Он обещал научить 2-ух местных работников его приемам, а Галина, в конце концов получила разрекламированного массажиста в своё полное распоряжение. И 1-ое, что она сделала, сама решила испытать его "необыкновенный массаж". Поначалу пасы мужчины никак не отличались от деяния обыденных массажистов.

Разве что употреблял он чрезвычайно много масла, так что под конец она ощущала себя шпротой из банки. Галина с удовольствием ощущала на для себя мощные бывалые руки, которые отлично и мастерски размяли её вялую шейку и спину. Сеанс продолжался долго, и она уже стала засыпать от его поглаживаний. Но чем поближе он спускался к области таза, тем увлекательнее становились его движения. Он мял, скручивал животик, ягодицы, сильно сдавливал ноги, подбираясь и как бы вскользь задевая промежность, сгоняя здесь всю кровь.

Галина, вначале совсем размеренная и расслабленная, непроизвольно ощутила, как от этих поглаживаний, похлопываний и скручиваний меж ног у неё начинает набухать и разогреваться. Когда это возбуждение достигло пика, и она уже была внутренне готова, что на данный момент мужчина перейдет к известным процедурам, в народе называемым "трах", он вдруг бросил разглаживать неё меж ног и передвинулся к голеням и пяткам. И так повторялось раза три - возбуждал её до апофеоза своими пальцами, так что она была готова кончить, а позже придвигался на другое место.

С каждым последующим разом Галина все больше желала продолжения и все меньше соображала, где она и с кем. Когда приглашенный спец накрыл её разгоряченное и заведенное тело полотенцем и отошел от кушетки обозначив конце процедуре, Галина внутренне была готова сама наброситься на него, но тормознула пораженная, осознав всю коммерческое достоинства такового "заводного" массажа. Ебарей для "специального" отделения СПА она тоже отбирала сама. Это оказалось ещё труднее.

Казалось бы, ну что такового - трахать баб? Вроде все мужчины худо - бедно, но управляются. А вот доведись находить спеца - нет никого! Были мастера, но они и так имели клиентов и работали "на себя". Да и мутные они все какие-то, через чур услужливые на Галин взор. Отыскать в сферах смежных услуг тоже оказалось нереально. Ежели это был неплохой массажист, то работать "мальчиком" он уже не желал. Уговорила пару собственных сторожей подработать поначалу. Но у 1-го ничего не вышло и, в итоге, она растеряла и сторожа тоже.

Тогда она направила собственный взгляд на постояльцев работных домов, которые во множестве имелись у ее супруга. Мужчины там были сплошь потрепанные жизнью, либо конченные уродцы, но тщательно перебирая и осматривая "мясо" ей все удалось отыскать 2-ух пригодных для её целей кандидатов.

1-го завали Саня, он был юный алкоголик, он компенсировал свои средненькие размеры высочайшим энтузиазмом, мог трахаться нередко и не особо церемонился. Бабам, как оказалось, такое обращение нередко нравилось. 2-ой был в годах, все величали его Петрович. Это был алкоголик в возрасте. На вид - побитый жизнью бомж, но приодели и промыли оказался полностью ничего. Основное его достоинство оказалось в брюках. Елда эпичных размеров не чрезвычайно отлично вставала, когда это было необходимо, но благодаря фармакотерапии, подобранной Галиной, в необходимое время Петрович выдавал хорошую товарную палку.

Итак, бизнес стартовал. Первых клиенток Галина привлекала сама. Она садилась с бокалом травяного чая в общий зал с бассейном, где собирались все клиентки опосля процедур и заводила разговор с многообещающими особями. Как бы меж иным рекламировала "чувственный массаж", который стоял домом в прайсе и по стоимости "кусался".

А когда бабы выползали опосля этого массажа с лихорадочно блестящими от похоти очами либо мутным взглядом, делилась шепотом слухами, что тут можно заказать "продолжение", хотя это уже были "совсем остальные деньги". Поначалу все дамы с страхом в очах отрешались, так что Галина начала волноваться за собственный бизнес-план и прониклась к ним доп уважением.

Но позже все почаще эти клиентки стали ворачиваться и уже сами спрашивать про "продолжение". Им говорили, что есть "помоложе и почаще" и "постарше и побольше". Работы хватало обоим. А в видеотеке Галины стали появляться красивые кадры совокуплений замужних дам с её сексапильными работниками. И лишь здесь, сидя в аппаратной и рассматривая несрежессированные клипы чужого падения, чуток стыдясь наслаждения от своей руки в намокших трусиках, Галина с удовольствием отмечала, что её задумка на сто процентов оправдалась.

Даже для себя она не могла бы признаться, что это подглядывание - настоящая цель всей её затеи. Глядеть, либо подглядывать Галина чрезвычайно обожала. Еще малеханькой она старалась подсмотреть за родителями. Ожидала ночкой, чтоб пробраться к двери их спальни и слышать, а лучше созидать, как черные силуэты вздыхают и стонут в тиши комнаты. В особенности она обожала, когда ей удавалось узреть что-то запретное, то мелькнувший член отца, то бесстыдно раздвинутые ноги мамы либо её огромную голую пятую точку.

Она смотрела с замиранием сердца от вожделения и ужаса быть обнаруженной, позже возбужденная ворачивалась в свою кровать и долго не могла уснуть, памятуя увиденное и лаская себя. В особенности её зачаровывала мама. Её трахал мужчина! Такое падание в очах дочери! Наверно это так приятно, что отказать невозможно? Рисунки сменялись у неё перед очами, но узреть опять — ощутить свою сокрытую причастность к свещенному — вот, что ей хотелось опять и опять.

Она ощущала себя участницей этого тайного обряда и часами не могла успокоится, бередя себя ручками. В молодости тоже было несколько случаев, когда ей удавалось подловить приятельниц с их ухажерами. Каждый таковой вариант - отдельный брильянт в её коллекции фантазий и доставлял ей в следующем много наслаждения от воспоминаний.

Когда она вышла замуж, она покрыла стенки супружеской спальни зеркалами, и лишь следя за собой со стороны могла хорошо кончить. Сейчас же её увлечение вышло на отменно иной уровень. Она стала обладательницей неиссякаемого источника удовольствия в этих мелькающих окошках видео из чужой жизни. Наиболее того, «работая» с мальчуганами, она желала опосредовано режиссировать эти ролики, добавляя какую-нибудь тему.

Но столкнувшись с реальностью поближе Галина пришла к неожиданному выводу — жизнь и настоящие люди куда изощреннее всех её фантазий. Дамы достаточно быстро входили во вкус, и сами давали все новейшие и новейшие опыты. Это в 1-ый, 2-ой раз они прикидывались неопытными бедными овечками, позже же становились твердыми и требовательными.

Некие, видимо отыгрываясь за домашнее насилие, были настоящими фуриями, и «мальчикам» приходилось с ними нелегко. Зато они и оставляли больше чаевых. Так что боль окупалась. Гоняя ролики, Галина выискивала самые сочные, забористые кадры, оставлял их «для себя». Ролики принципиальных либо узнаваемых дам она также классифицировала.

1-ый раз она просидела за сиим целый день, просматривая, смакуя и выбирая. Прерываясь лишь на несколько минут, чтоб сбросить накопившееся напряжение. Позже, со временем, она пресытилась сиим "богатством". Большая часть роликов всё же были очень простыми. И она стала отбирать лишь самое любопытно либо вопиющее. Эротическая составляющая отошла для неё на 2-ой план, уступив место шкурным бизнес-интересам. Извините, это из дома "Надежда". Тот паренек, Иван, с кем вы говорили, отрешается выходить на работу.

Типа забастовку устроил. Мы его уже и пиз.. Ежели больше бить, то он вообщем работать не сможет" Галина выматерилась в сторону и уже размеренным голосом ответила: — Ну а для чего он нам, ежели работать не хочет?! Она запомнила этого несчастного. Он что-то бубнил, что его опоили. Юноша был молоденький и видный, практически ребенок. И в её голове вдруг появилась мысль, что может для сбора морковки он и не сильно годится, но в другом, наиболее принципиальном для неё вопросце его морковка сумеет быть ей полезной.

В кусочек зеркала над умывальником на меня смотрела голубая рожа с заплывшими очами. Белок в одном глазу был совершенно красноватый, нос двинулся и опух. Тронуться за налившуюся кровью кожу лица было неимоверно больно. Я лил на лицо прохладную воду, и она хоть на мгновенье приносила облегчение.

Они даже со мной особо не говорили. Я не мог двигаться, и мужчины утащили меня на койку. Сторож растеряно отвечал кому-то по моему вопросцу, извинялся, что «они уже усели», а я злорадно задумывался, что всё же настоял на своём, хоть и чуток и не погиб. К вечеру опять приехала эта баба с сторожами. Она страшно на их ругалась, типа они «испортили весь товар» и что она их сейчас вышлет на галеры.

Позже ребята связали мене руки и ноги пластмассовыми стяжками, и вытащили из дома, бросив в багажник джипа. Даже ежели бы я желал сопротивляться, у меня просто не было сил. Лежа в машине, я уже не задумывался, что моя мысль с забастовкой была неплохой.

И в голове уже проплывали рисунки из всяких кинофильмов, чем это заканчивается. Двери хлопнули, и машинка тронулась. Поначалу мы ехали по ровненькой дороге, позже свернули на ухабы. Вот здесь меня покидало на кочках, добавляя к имеющимся новейшие синяки и ушибы! Но, кажется, это было уже не принципиально. Залечить мне их уже не придется. Кошмар и паника невзирая на отупляющую боль во всем теле стали захлёстывать меня изнутри. И опять слезы непроизвольно стали течь из моих заплывших глаз.

Где же вы, мои Овощи, где мать, где Светка?! Ах, какая у меня была не плохая жизнь! Я сейчас это осознавал. Жил отлично и расслабленно. Ровно до того момента как я взял то распроклятое пиво! И вот я в рабстве, избит, всё болит, не похож на себя, у меня даже кажется качается один зуб, и я лежу в багажнике, и для людей, которые им управляют, моя жизнь ничего не означает.

Так быстро! Ведь я таковой молодой! За что! Паника и животный ужас за жизнь душили меня, я хватал воздух опухшим ртом и мелко трясся. Машинка тормознула и меня вытащили на землю. Разлепив глаза я опять увидел ту даму, с которой мы беседовали в доме.

Я в вашей власти. Лишь не понятно, кто для вас её отдал и по какому праву. Будет жалко такового терять. Понимаешь, Ваня, ежели мы тебя отпустим, ты дойдешь за первого милиционера и будешь ему надоедать с рассказами о несправедливости. А они такового не обожают. Они обожают чтоб им платили и ограждали от проблем.

А это сама реальная проблема. Потому время от времени лучше пресекать её на корню. Так что ничего личного. Ты не хочешь работать, отпустить тебя нереально, подкармливать безвозмездно тоже не будем. Ты нахлебник, Ваня. А в нашем хозяйстве бездельники не необходимы. У нас же не колхоз. Ты меня понимаешь? Мне нечего было ответить. Она все решила, и я не собирался при ней унижаться. Ну отлично, ребята, кончайте его! Она повернулась и пошла к машине. Осознание произнесенного медлительно проникало в мой мозг.

Я отрешался верить услышанному, боялся поверить и всё же принятие всё поглубже проникало в мой мозг. Я съежился весь, сжался, ожидая удара либо выстрела. Они с 2-ух сторон подняли меня за руки, и я с страхом и стыдом ощутил, как теплая моча потекла по моим ногам. Он уже готов. И молчит, не просит пощады? Надеюсь, сейчас он будет посговорчивей. Я быстро закивал головой, всхлипывая и трясясь от кошмара. Я опять закивал. Давайте его в машинку, поехали! Я не верил своим ушам! Все кончилось! Я был жив, хоть моя гордость совсем была уничтожена.

Я ощущал, что сейчас соглашусь на всякую работу, чтоб никогда не испытать этот кошмар опять. Я дышу! Какое наслаждение! Это воздух! Кажется, я понял что-то принципиальное в жизни и все прежние заботы уже не казались мне таковыми уж суровыми. Даже перед лицом погибели, обоссавшись от кошмара, он не просил пощады, а молчал как партизан. Увлекательный кадр. Но Галина не обожала тех, кто ей перечит. И ежели не удавалось сломить человека просто и силой, постоянно можно было сделать это по другому.

Все же в её извращенном мозгу постоянно было место еще для 1-го опыта над человеческими душами. Что-то нельзя, поэтому что небезопасно, а что-то, поэтому что может кого-либо "задеть". Кругом расставлены флажки и предостерегающие надписи. Из-за их линия движения движения в доме и в жизни становится узкой тропой с трудом, угадываемой в травке. И нужно точно найти куда сделать последующий шаг, чтоб все были довольны.

Вот, школа, медаль за отличия, вот верный институт, "хорошая, перспективная" специальность, вот "замечательная партия" из "тоже хорошей" семьи, да и "пора, для тебя уже 24". Вот ты уже и супруга и с высока глядишь на собственных вольных подруг. Малыши, трое, одни за иным, ты - отменная жена при успешном муже.

Твоё хозяйство все ширится, квартира в прошедшем, у тебя дом, собака и домработница. Всё, о чём ты могла бы желать уже есть. Тебя лишь мучит один вопросец - для чего на этом пути был Университет, диплом которого ты ни разу не употребляла.

Но это таковая мелочь по сопоставлению с тем, что ты "смогла добиться". Людмила не обожала в крайнее время созидать себя в зеркале. От той утонченной правильной и послушной девушки ни осталось ни следа. В опухшем от неплохого и обильного питания лице еще угадывались знакомые черты, но отвисший подбородок, мощная шейка и расплывшийся бюст сходу кидались в глаза и портили всю картину.

Сколько раз она пробовала худеть? Не счёт. Но как отрешиться от всего, что у их повсевременно было на столе, привозилось пакетами и коробками? Да и нереально посиживать за столом со всей семьей и портить им аппетит одним своим листочком салата. Супруг, сам за 20 лет брака, заплывший жиром как кабан, говорил, что любит её и такую.

Хотя, с любовью как раз все было чрезвычайно спорно. Неудовлетворенность опосля стольких лет полного долженствования поселилась в душе у Людмилы и сверлила её беспечное большое тело. Чем заняться, что поменять в жизни чтоб отделаться от этого чувства? Она не знала. Пробовала почти все, но или не хватало времени из-за домашних дел, или увлечения оказывались пшиком.

Да и не любые занятия подступали супруге прокурора, всё же их семья была на виду и супруга не могла уронить престиж супруга и семьи. И каждый день, когда супруг был на работе, а малыши в школе Людмила попадала в житейский штиль, и со всех сил старалась расшевелить свою застывшую жизнь. Так она попала в Дрим-СПА. Заведение порекомендовала ей одна знакомая. Та, смущаясь и запинаясь намекнула на некий особенный чувственный массаж. И Людмила, подумав и спросив себя, захотела это прочуять.

Все же неизменное долженствование хоть и удовлетворяло её духовно, но часто оставляло на физическом уровне неудовлетворённой. Супруг, человек волевой и обличенный властью чрезвычайно обожал оральные ласки. Потому конкретно до секса доходило не постоянно и на не чрезвычайно длительное время. В общем, Людмила с ним ничего не успевала и позже догонялась сама, в ванной, проверенными с девичества методами. Она воспринимала это как данность, и особо не переживала, считая себя не сильно страстной особенной.

Пока мы доставали сумочку с рельсов, женщина успела возвратиться на станцию и кинулась ко мне с объятьями. Как же я благодарна! Меня зовут Рита, я просто должна угостить вас ужином! Я знаю хороший бар, здесь недалеко! Прошу вас, не отказывайтесь! Я поразмыслила, что ничего ужасного не произойдёт, ежели я соглашусь на такую искреннюю просьбу Риты, написала маме СМС, что задерживаюсь и согласилась. Ох, напрасно я это сделала. Сообразила свою ошибку я быстро, но было уже поздно.

По-видимому, Риту в баре знали, и репутацию она имела говорящую, поэтому что мужчины потянулись к нам, с полностью определёнными намереньями, бесконечным потоком. Новенькая знакомая воспринимала от их знаки внимания и напитки благосклонно, а я лишь и успевала скидывать со собственных коленей наглые руки и желала оказаться дома.

В итоге не знаю, каким чудом, мне удалось увести из бара Маргариту, вызвать такси и, подъезжая к её дому, найти, что моя знакомая спит беспробудным сном. Мы с таксистом что лишь не решали в попытке добудиться пьянь, но всё было бесполезно — клиент созрел и не реагировал. Пришлось везти тело к для себя и за руки — за ноги тащить в квартиру.

Предки встретили нас в прихожей с поднятыми на лоб бровями. Отлично, что Кир уже спал. Придётся сейчас спать в зале. Я даже не знала, как поведать своим, о следующем приключении. Мать меня потащит к «бабкам», снимать порчу. Наутро Рита извинялась, пробовала всучить 100 евро и мило краснела перед родителями. Мы обменялись телефонами, но я сходу занесла её номер в чёрный перечень. Нафиг, нафиг. Думаете это все мои приключения? О, нет. Благодаря одному из их я обзавелась парнем. Дело было так.

Вызывают родителей. Ты же завтра выходная? А я сама навещу Агнессу. Наутро я повела маленького в сад, хоть в мои выходные это и была миссия деда, специально, чтобы побеседовать с психологом. Кирилл, неплохой, умный мальчишка. Он ни разу не был замечен в неуважительном отношении к старшим. С что такие заявления? Ребёнок не осознает, что можно говорить взрослым, а что нельзя.

Глава 3 Тамаширрас. Открывшаяся картина поразила меня тем, что я никак не ждал опосля подслушанного разговора наткнуться на странную парочку: умопомрачительно прекрасную человечку с полным ртом непонятной белоснежной субстанции и на недомужика заталкивающего эту субстанцию ей в рот. Что ещё было странноватым, эти двое были вполне одеты и, судя по всему, занимались кое-чем совершенно далёким от моих представлений о том, что необходимо делать опосля просьбы девушки отдать ей прямо в рот.

Пища, додумался я. Это осознание, почему-либо меня порадовало, а ещё я отметил некоторую активность в районе собственной ширинки при виде девушки. Мозг быстро нарисовал комбинированную картину с ролью меня, её голоса, её вида и отсутствием излишнего персонажа.

Неуж-то я так быстро нашёл сосуд? Девица замычала и испуганно закивала головой. Не врёт — автоматом подсказала мне моя способность различать правду ото ереси. Это было сильнейшее разочарование и я, забыв, для чего вообщем приходил в салон, вылетел вон. Ежели я для вас не нужен, могу я сейчас вечерком заняться личной жизнью?

Мне было совершенно не до Ульяна Семёновича, я задавался вопросом: что это вообщем лишь что было? Что за странноватая реакция? Хотелось остаться одному и разобраться в случившемся, потому я с облегчением отпустил беса к любовницам и остался дома один. Размышления мои отправь в сторону: а что ежели мой организм начал адаптироваться к окружающей среде и сейчас я, в силу собственного сексапильного аппетита, могу на почти всех так реагировать?

Ведь сам для себя в зеркале я откровенно нравился невзирая на человечий вид. Мысль откровенно пугала. Хотя, нужно отметить, что женщина из салона была хороша, даже по меркам бесов. Молочная кожа, выразительные коричневые глаза, опушённые густыми длинноватыми ресничками, прекрасные брови, длинноватые густые волосы — всё это жгуче-чёрное, на контрасте с кожей. А фигура!

Просто мечта! А основное, намётанный взор определил, что формы натуральные. Живые, манящие, обещающие массу открытий и удовольствий. Но, ребёнок! Он никак не вписывался в правила определения сосуда. Голову разламывал долго, так ни чего же определенного не надумав, лёг спать. Утро началось стандартно — с возбуждающего ноздри запаха кофе и блинчиков. Снова бес угадал, стервец. Причём, блинчики были с ягодами и взбитыми сливками. Она не может быть сосудом.

Что думаешь? Что ежели мне на данный момент все попорядку начнут нравиться? Есть мысли? У меня как раз родилась великолепная идея! Нам необходимо устроить корпоратив. Это обычное, обычное мероприятие, оно, не вызывая подозрений, дозволит нам собрать всех кандидаток в одном месте разом. Поближе к делу. Вдруг я запутаюсь, отреагировав на каждую привлекательную особь? Я должен держать в голове в лицо всю сотню? Означает, ваша неотклонимая похоть к сосуду возьмёт верх.

Вы можете отделить мух от котлет, я уверен. Организовывай этот корпоратив. Расходы не имеют значения. Государь я для тебя дома, а здесь Тимур Расович Демский. В центр мы явились снова к обеду. Сейчас я был внимателен и контролировал всякую свою реакцию, но Тамаш — младший, молчал, как сдох, не реагируя на встреченных по дороге к кабинету девиц.

Странноватые дела. Анжела заявилась ко мне в кабинет практически через полчаса опосля моего прихода в центр. Простите, что мои сотрудники помешали нашей встрече. У Мишеля был день рождения, и мы отмечали… - Она захлопала ресничками и сложила пухлые губки в трубочку. Ужимки и кокетство управляющей почему-либо раздражали. С какого хрена она пришла? Мне дела нет до ваших вчерашних развлечений. Не знаю, что поразмыслила Анжела, но перед моими очами вновь встала ОНА с призывно открытым ртом.

Я выругался на своём, на демонском, и Анжела вылетела пулей из кабинета. Любопытно, а ежели набить рот Анжелы Олеговны взбитыми сливками, она покажется мне привлекательной? Поэтому что без их, она меня не возбуждала, совсем. Голова начала работать в сторону математики: сколько мне пригодиться баллонов сливок, чтобы накормить всех кандидаток?

Глава 4 Василина. Нас не уволили. Анжела Олеговна хоть и возвратилась от шефа печальная и отменяла запись на новейшие губки, но успокоила всех, сообщив, что Тимуру Расовичу нет дела до наших посиделок. Он, вообщем, был не наименее странноватый, чем я, этот наш новейший обладатель. Он вызывал во мне бурю противоречивых эмоций: от восхищения наружностью агрессивного альфа — самца, с неотклонимой пробежкой мурашек по всему телу, до недоумения от его странного поведения.

К примеру, он пришёл в салон вкупе с Ульяном Семёновичем, они окинули изучающим взором всех присутствующих, позже вышли за дверь и начали что-то дискуссировать, продолжая искоса посматривать на меня. Мурашки снова бежали по всему телу массой, но лишь уже от ужаса. И так было весь мой рабочий день. А возвратившись на ресепшн опосля выходных, я выяснила новость о будущем корпоративе, явка на который была неотклонима ровно через недельку.

Не знаю, как другие сотрудники «Реального Рая», а наш коллектив лихорадочно обдумывал образы на грядущий праздничек, чтоб поразить воображение Тимура Расовича и обещанных почётных гостей праздничка все семь дней. Отлично, что прошлый супруг был нежадным, и я ушла от него с полным гардеробом солидной одежды, а то бы я даже не знаю, в какую копеечку мне влетел наряд, позволяющий не стукнуть в грязюка лицом на общем уровне. Вот как для тебя удаётся так роскошно смотреться в платьице из коллекции десятилетней давности?

Ты не издержала ни копейки, а затмишь меня, хотя я и опустошил свою заначку подчистую. Тимур Расович ни за что не направит на меня внимания. Он всхлипнул. Миша вообщем был ранимым и скорым на слёзы. Дело в том, что Мишель был натурой впечатлительной и за прошедшую недельку успел влюбиться в новейшего обладателя до утраты пульса, поэтому что тот повсевременно мелькал у нас в салоне и разбрызгивал собственный тестостерон в различные стороны, не обращая внимания на жертвы, которых кроме Мишки, было много.

Каюсь, я тоже позавчера ночкой занималась рукоблудием, представляя новейшего шефа и его рычащий глас, приказывающий мне кончать. Всё вышло бурно и нежданно быстро. Отлично, что предки с Киром уехали к тётке погостить, по другому бы я не знала, чем оправдать собственный сдавленный вопль среди ночи. Но, происшедшее — ужасная тайна!

О ней я не расскажу никому, поэтому что мне даже перед самой собой постыдно признаваться в том, что я так позорно повелась на чью-то наружность. На работе я прикидывалась безразличной и демонстративно не делила всеобщих восторгов. Корпоратив проходил в нашем ночном клубе. На дверях, видимо, нанятая на этот вариант охрана, сверяясь со перечнем, надевала нам на руки разноцветные браслеты.

Я прошла в зал вкупе со всеми нашими и ахнула. Новейший владелец постарался на славу. Клуб смотрелся как сам Ад, что немудрено в канун Хеллоуина. Чёрное и красноватое — больше никаких цветов в отделке зала не было. Импровизированные черти поджаривали на кострах грешников, а под потолком извивались демоницы в страстных танцах. Всё смотрелось чрезвычайно реалистично. Нереалистичными выглядели почётные гости корпоратива.

Вот, к примеру, почему здесь не было Якова Измаиловича Штерн — обеспеченного мужчины и неизменного клиента, зато была одноразовая гостья нашего салона, которая вынесла мне мозг приблизительно месяц назад, обслуживаясь по подарочному сертификату? Не было здесь и нашей неизменной клиентки Радомилы Ивановны, мамы известного олигарха, которая приносила в центр каждый месяц почти все тыщи, зато была блогерша Жаннет Кренделёк, которая обхаяла «Реальный Рай» в Инстаграм практически две недельки назад, обозвав нас пафосным колхозом.

Странноватая публика, в число которой заходил и наш коллектив, жалась по стенкам танцпола, когда музыка стихла, и обалденный владелец вечеринки вышел на сцену, чтоб толкнуть речь. Все разразились бурными овациями и восторгами, а я задалась вопросом: кто из нас не в себе?

Я либо они? Он же на данный момент всех нас оскорбил. Просто у него искромётное чувство юмора, а ты не понимаешь шуток. Может, и правда? Я решила не заострять внимания и взяв с барной стойки бокал, влилась в общее веселье. Феерическое шоу набирало обороты, выступали известные артисты, люд впадал в раж, я тоже пританцовывала, когда ко мне сзаду подкрался Тимур Расович и прошептал на ухо.

Он взял меня за руку и потащил в неизвестном направлении, провожаемый удивлёнными взорами коллег. А я шла за ним, как под гипнозом. Втолкнув моё безвольное тело в тёмную нишу, шеф придавил меня к стенке, поднял лицо за подбородок и, смотря прямо в глаза, заявил: - Едем трахаться.

На этом моё оцепенение схлынуло, как и не бывало: зе энд, финиш, алес, оривидерче, финита и, как говорится на остальных языках, не знаю, но по-нашему — конец. Я очнулась. Вы понимаете о харассменте? А что с ним? На прошлой недельке лицезрел, всё было нормально. Ты-то откуда о нём знаешь? И при чём тут он? Мне показалось, что мы говорим на различных языках. Сексапильные домогательства караются законом!

Глава 5 Тамаширрас. Корпоратив — не то что не посодействовал, а совсем меня запутал, хотя всё и шло по плану. Сотрудники веливульской компании «Бес — Эксклюзив», расстарались соразмерно затраченным средствам и устроили роскошную вечеринку, по земным мерками, естественно. Демонам бы она напомнила десятый день рождения, но для людей всё было по-взрослому. Грязные танцы, стриптиз, море алкоголя, зажигательная музыка и всё это в атмосфере их представлений о мифическом Аде с его грехами и пороками.

Гости веселились по полной програмке и раскрывались со всех, ранее кропотливо скрываемых сторон, что было мне, непременно, на руку. К огорчению, всех кандидаток в сосуды приманить на праздничек не вышло. Пятеро из их в данный момент находились не в стране, но это полбеды! Перманентное возбуждение посетило меня в тот момент, когда в дверях, возникла Василина Андреевна Красавина, и не отпускало весь вечер.

Она и в рабочей одежде была великолепно соблазнительной, а уж в сексапильном красноватом платьице, вообщем, приковывала к для себя взор всех находящихся в зале парней традиционной ориентации. И как прикажете мне в таковых критериях работать и определять сосуд?

Да, бес про неё всё узнал, и сейчас я знал, как зовут ту, что мешает мне расслабленно и быстро сделать своё дело, возвратиться домой с малышом на руках и воспитать его достойным бесом, вкупе с Саффирой. Разведена три года назад, 20 семь лет, живёт с родителями и пятилетним отпрыском, работает в «Реальном Рае» 3-ий год.

Ничего необычного: ни бурных романов, ни серьезных выговоров за развратное поведение — рядовая человечка, а меня зацепила, зараза! Я честно пообщался со всеми прибывшими на праздничек кандидатками, беспристрастно отметил шестерых, что показались мне годными, Ульх взял их на карандаш, а я пошёл решать свою делему с Василиной, ибо сколько можно? Нужно нам провести жаркую ночь, да и выкинуть её из головы. Но вот здесь меня ожидало настоящее потрясение.

Не достаточно того, что женщина не горела желанием заняться со мной животным, страстным сексом, она ещё и на мои ментальные действия не реагировала, притом что сама вызывала во мне одичавшую похоть. Пахла она, как само искушение, а узкая талия и манящие округлости, так и норовили навсегда приклеить к для себя мои руки. В данный момент Тамаш младший мог бы выиграть чемпионат Веливула по скорости поднятия, твёрдости и готовности кончить.

Всё в ней сходилось с приметами, не считая ребёнка, которого быть не обязано ни при каких обстоятельствах. Когда она гладила меня по груди своими изящными ладошками и что-то спрашивала про Харассмента, старенького развратника, я и совсем впал в экстаз. Отпустил и дозволил ей скрыться, быстрее от шока, чем по хорошей воле.

Гуманизмом я никогда не мучился. Может он прольёт свет на природу возбуждения к сосуду и подскажет какие-нибудь особенности? А что планируете по поводу Василины? Ею я тоже займусь. Но не для дела, а для души. Я просто желал предложить за ней проследить. Вдруг у вас есть конкурент либо ещё какие-то помехи и конкретно потому она для вас отказала? Я рыкнул. Ну, тогда проследи.

Разузнай о ней всё. На Веливул отправился сходу опосля разговора, уж чрезвычайно хотелось снять сексапильное напряжение с Саффирой либо ещё с какой-либо горячей демоницей, раз человечка меня отшила. Настроив портал к дому будущей пары на наиблежайшие 20 лет, я услышал шум праздничка. Само собой, Саффира не ожидала меня сидя у окна, а развлекалась с иными демонами, устроив вечеринку. Хозяйка встретила меня радушно, как лишь ощутила возникновение на своём пороге.

Как я рада тебя видеть! Я работаю над поисками сосуда. Но я не собирался сдаваться. Я поставил демоницу на ноги в первой подвернувшейся комнате и пристально оглядел. Вроде всё на месте: те же витые рога, тот же гибкий хвост, маленькие клыки с вживлёнными малеханькими бриллиантами, красноватые глаза с вертикальным зрачком и аппетитные формы, но какое-то всё вычурное, нарочито выпяченное и вульгарное.

По коже пробежал мороз от догадки. Да ведь я болен! По другому, как я мог так поменяться за 10 дней? Нужно бы провериться у лекаря. Она принялась о меня тереться, но неувязка в том, что мне пригодится наиболее серьёзная стимуляция, чем поцелуй, для ответа на её конкретный призыв, и я нажал будущей спутнице жизни на плечи, опуская её на колени.

Догадливая демоница всё сходу сообразила и принялась за дело, с энтузиазмом демонстрируя все способности собственного гостеприимного рта. Лишь вот кончил я без души, без огонька, с огромным трудом, да и то, лишь благодаря воспоминаниям о другом рте, заполненном взбитыми сливками.

Ублажение не пришло, просто произошла разрядка. Достичь её я мог бы и без помощи других. Нахлынуло глухое разочарование. Точно захворал. Видимо, трудности взяли верх над моим либидо, но это временно. Возвратившись домой с корпоратива, я долго не могла заснуть, всё размышляла над произошедшим. Во-1-х, я пришла к выводу, что Тимур Расович меня вряд ли уволит. Он не смотрелся ни смертельно разочарованным моим отказом, ни очень навязчивым — видимо, не чрезвычайно то и хотелось.

Говорил странноватые вещи — да! Но меня не оскорблял и не грозил, так что по этому поводу я решила не беспокоиться. Зато во-2-х, можно было начинать беспокоиться по поводу собственной странной реакции на его прикосновения, глас и запах. Дело в том, что опыта в постельных делах у меня накопилось мало. Прошлый супруг был первым и единственным моим партнёром. До него я успела лишь пару раз поцеловаться со сверстниками, и то ради любопытства, а не оттого, что меня прямо жуть как потянуло это сделать.

К супругу я тоже никогда не испытывала резко нахлынувшего желания в виде тяжести внизу животика, мокрых трусов и восставших сосков, о которых я нередко читала в любовных романах. Чтоб меня довести до подходящей кондиции Руслану приходилось растрачивать много сил и времени, с годами он это делать утомился, и оргазма я достигала в большей степени — без помощи других, когда сильно прижаривало.

Так вот, вариант на корпоративе открыл мне глаза на факт того, что резкое, мощное и внезапное возбуждение всё-таки не художественный вымысел, а настоящая вещь, которая произошла со мной благодаря выходке шефа. И о чём же это мне говорит? Почему моё тело так на него среагировало, притом что я в него не влюблена и не мечтаю стать его любовницей? Может, я просто созрела? Развитие у меня оказалось поздним? Перед тем как провалиться в сон, я решила побеседовать с Деном и вывести наши дела на новейший уровень.

Для начала, хотя бы поцеловаться. Не откладывая в длинный ящик, собираясь днем на работу, написала Денису смс с предложением встретиться на моих 2-ух выходных, но, к огорчению, он ответил, что собирается сейчас в командировку, но предложил забрать меня в пятницу с работы, чтоб провести вкупе вечер. Я ответила согласием. Работала я два через два и пятница как раз выпадала на мой 2-ой рабочий день. Полностью можно не торопиться домой и узнать статус наших отношений в размеренной обстановке.

Закинув Кира в детский сад я, как постоянно, впору пришла на работу, чтоб открыть салон. Какого же было моё удивления, когда у дверей я застала Таню, Мишеля и Наталью, с нетерпением поджидающих меня. Всё ясно, кого-либо ждёт допрос с пристрастием.

Где мне ещё спать? Пропустите, я салон открою. Коллеги посторонились, но на этом не успокоились. Так потащил! Таковой собственник! У меня аж сердечко чуток не выпрыгнуло из груди! Я на физическом уровне ощущала буравящие мою спину взоры трёх пар глаз. Наш обладатель чрезвычайно странноватый и почему-либо конкретно в тот момент, он решил у меня спросить у кого сейчас по графику рабочая смена из админов и, узнав, что у меня, отдал приказ не задерживаться на вечеринке.

Так для себя отмазка, но для моих коллег сойдёт всё-таки за время работы я зарекомендовала себя честной и ответственной женщиной. Далее день полетел в обычном темпе. Поначалу я боялась явления Тимура Расовича в салон, а позже в «Реальный Рай» прибыл Ульян Семёнович, и по центру проехалась новость, что шеф уехал на три дня в командировку. Нужно же, какая невезуха! Явится как раз в мой 1-ый рабочий день последующей смены.

Выходные промелькнули, как традиционно, стремительно. Домашние дела, игры с Кириллом вечерами, глянула сериал, почитала книжку перед сном. Почему-либо меня потянуло на властных шефов и их ассистенток, результат — ночкой снился Тимур Расович. Нет, я не опешила. Он, естественно, как нельзя лучше подступал под образ из прочитанного на ночь: харизматичный, большой брюнет со серыми, привораживающими очами, пробирающим до мурашек голосом, сильными руками и властными замашками, но сниться мне должен Денис!

Я же о нём обязана мыслить, раз собралась перевести наши дела на иной уровень. На данный момент остальные времена, пара не должна проводить совместно день напролёт. Для вас обязано хотеться всё время находиться рядом, узнавать друг друга, касаться.

Я не влюблена в Дениса и меня всё устраивает. Мать вздохнула и покачала головой. Вас бы с сестрой взять, перемешать, да и поделить пополам, а то вышла одна — домоседка, а вторая… Здесь мать всхлипнула и утёрла глаза полой халатика. Аксинья — печаль и боль нашей семьи. Вот уже четвёртый год пошёл, как мы толком и не знаем, где её носит. Время от времени она звонит маме, чтоб сказать, что жива и всё отлично — но в глаза мы её не лицезрели издавна.

Отец дискуссий о сестре не обожал и постоянно старался их свернуть, потому на этом мать от меня отстала.

Шлюхи похождения чистокровной снял проститутку видио

Я ЛГБТ?! ПРИЗНАЛАСЬ ПОДРУГЕ В ЛЮБВИ! ПРАНК?! Avakin Life

Перевод последнего фика из PWP-серии "Похождения чистокровной шлюхи". Герои решили, что шесть месяцев вместе - событие, заслуживающие внимания. English Deutsch Dansk español Français Italiano Русский Українська Беларуская 日本語 Português Esperanto עברית Nederlands Magyar Gaeilge íslenska suomi Ελληνικά Norsk bokmål Svenska polski 简体中文 Latviešu Türkçe Bahasa Melayu हिन्दी. - Ты прямо как будто специально ищешь приключения на свою задницу! – Заявила мне Анжела Олеговна, когда я впервые за всё время опоздала на работу. - Но не могла же я пройти мимо плачущего в подвале котёнка.